click fraud detection

20 лет вместе
Издательский дом «БиНО»
литература для руководителей и главных бухгалтеров
бюджетных, казенных, автономных учреждений
Вишлист
Вход
Регистрация
Корзина
Моя библиотека
О нас
Доставка
Контакты
Журналы
Cтатьи
Формы документов
В данный момент в корзине может быть только одна позиция товара!
Подписка
Молодому специалисту
Об основателе ИД "БиНО"
Вебинары
Журнал доступен в форматах:
  • электронный 
​​         1170 рублей*
Подписка на период доступна в форматах:
* скидка 50% при покупке как физическое лицо
БиНО: Бюджетные учреждения №3/2018

ГРАНИ РАЗВИТИЯ: РАЗМЫШЛЕНИЯ У КАРТИНЫ

 
Валентин Николаевич Савицкий
«Первый снег»
картон, масло

Валентин Николаевич Савицкий (1919–2006) родился в Витебской области (Беларусь) в семье железнодорожника. В 1939 г. окончил Витебский художественный техникум. Участник Великой Отечественной войны. Член Белорусского Союза художников с 1956 г. 
 
Отражая в своих картинах привычные глазу зрителя сюжеты, Валентин Савицкий стремился выразить свое, личное мироощущение, основанное на жизненных наблюдениях, порой вынашивая замысел годами. Ему был свойствен романтический взгляд на художественную деятельность: художник должен видеть глубже и шире других. И эти качества он реализовывал не только в искусстве, но и в активной гражданской позиции.
 
Произведения Валентина Савицкого находятся в Национальном художественном музее Республики Беларусь, фондах Белорусского Союза художников, Музее современного изобразительного искусства в Минске, Белорусском государственном музее истории Великой Отечественной войны, Гродненском историко-археологическом музее, Могилевском областном художественном музее им. П.В. Масленикова.
 
 
 Здравствуйте, дорогие читатели!
 
В феврале среди памятных дат есть день рождения очень-очень известной поэтессы, «хроникера» детской души, автора самых узнаваемых стихов в нашей стане – Агнии Львовны Барто. «Зайку бросила хозяйка», «Идет бычок, качается», «Уронили мишку на пол» – большинство людей нашей страны смогут продолжить эти строчки. А те, кто постарше, помнят, что и «Синенькая юбочка. Ленточка – в косе. Кто не знает Любочку? Любу знают все...» – это не песня «Маши и Медведей», а один из поучительных стихов Агнии Барто.

Понятные слова, сатирический и легко запоминающийся слог. Миллионные тиражи книжек. Открытый и светлый мир детства!

Барто


Мы не ели, мы не пили,
Бабу снежную лепили.
Снег февральский слабый, слабый,
Мялся под рукой,
Но как раз для снежной бабы
Нужен нам такой.
Нам работать было жарко,
Будто нет зимы,
Будто взял февраль у марта
Теплый день взаймы.
Улыбаясь, как живая,
В парке, в тишине,
Встала баба снеговая
В белом зипуне...
Агния Барто

 
 
На 4-й день рождения бабушка подарила мне огромную книгу с чудесными картинками. Букв я еще не знала, поэтому следующие два года старалась запоминать стихи, которые мама читала мне на ночь, чтобы потом совершенно по-взрослому листать яркие страницы:
 
Не в машине легковой,
Не в подводе тряской –
Едет брат по мостовой
В собственной коляске.
С горки на горку
По городу Загорску…
 
Почему-то в этой книжке не было традиционной фотографии автора, и на долгие десятилетия ее внешность для меня стала ассоциироваться с козленком в траве или котом в грузовике. Зато писать «АГНИЯ БАРТО» я научилась раньше, чем читать. Сами буквы, из которых состояло ее имя, представлялись мне азбукой для самых маленьких.

Мне теперь не до игрушек –
Я учусь по букварю,
Соберу свои игрушки
И Сереже подарю.
Деревянную посуду
Я пока дарить не буду.
Заяц нужен мне самой –
Ничего, что он хромой,
А медведь измазан слишком...
Куклу жалко отдавать:
Он отдаст ее мальчишкам
Или бросит под кровать.
Паровоз отдать Сереже?
Он плохой, без колеса...
И потом, мне нужно тоже
Поиграть хоть полчаса!
Мне теперь не до игрушек –
Я учусь по букварю...
Но я, кажется, Сереже
Ничего не подарю.

Гетель (Агния) Волова родилась в образованной и довольно состоятельной еврейской семье 4 (17) февраля 1906 года. Ее отец – Абрам-Лев Нахманович (Лев Николаевич) Волов был ветеринарным врачом. Будущее своей дочери он видел в балете. Поэтому дочка стала балериной. И, возможно, жизнь ее сложилась бы совсем иначе, не реши она на выпускном спектакле в училище прочитать свои стихи «Похоронный марш». Присутствовавший на концерте Луначарский с трудом сдерживал смех, чем весьма задел юное дарование. Но буквально через несколько дней он пригласил ученицу в Наркомпрос и предложил начать писать веселые стихи для детей. Так Луначарский открыл новую эпоху в советской детской поэзии.

В 1926 году Агния вышла замуж за поэта Павла Барто, с которым прожила всего 6 лет, но чья фамилия стала ее «брендом» для всех последующих поколений.

Жизнь любого человека очень многогранна. История страны отражается в биографии каждого, особенно в биографиях известных и авторитетных людей.

В середине 30-х годов Агнию Львовну стали активно критиковать. В прессе появлялись откровенно ругательные статьи. Одним из основных авторов недовольства был Самуил Яковлевич Маршак. Однажды доведенная до белого каления его придирками Барто сказала: «Знаете, Самуил Яковлевич, в нашей детской литературе есть Маршак и подмаршачники. Маршаком я быть не могу, а подмаршачником – не желаю». После этого ее отношения с мэтром испортились на много лет.

Вторым мужем поэтессы, с которым она прожила до его смерти в 1970 году, стал ученый-энергетик А. В. Щегляев – один из самых авторитетных советских специалистов по паровым и газовым турбинам. Он был деканом энергомашиностроительного факультета МЭИ, и его называли «самым красивым деканом Советского Союза». При этом его ни капельки не задевало прозвище «Танин папа». Потому что именно их с Агнией дочка Таня «уронила в речку мячик».

Барто близко дружила с Фаиной Раневской и Риной Зелёной. В 1940 году Агния с Риной пишут сценарий знаменитого фильма «Подкидыш»: «Муля, не нервируй меня!»

На три года раньше, в 1937 году, она побывала в Испании. Там уже шла война. Барто видела руины домов и осиротевших детей. Особенно мрачное впечатление произвел на нее разговор с испанкой, которая, показывая фотографию своего сына, закрыла его лицо пальцем, объясняя, что мальчику снарядом оторвало голову. «Как описать чувства матери, пережившей своего ребенка?» – писала тогда Агния Львовна одной из подруг. Спустя 8 лет она получила ответ на этот страшный вопрос. 5 мая 1945 года ее сын Гарик Барто, катаясь на велосипеде, погиб под колесами грузовика. Праздника Победы для нее не существовало.

В 1947 году появилась совершенно особенная для Барто поэма «Звенигород» – рассказ о детях, потерявших родителей во время войны.
 
Летом весь Звенигород
Полон птичьим свистом.
Там синицы прыгают
По садам тенистым.
Там дома со ставнями
На горе поставлены,
Лавочка под кленами,
Новый дом с балконами.
Новый, двухэтажный
На пригорке дом,
Тридцать юных граждан
Проживают в нем...
 
Со всей страны Агния Львовна стала получать письма от родителей, потерявших в войну своих детей, с просьбами о помощи в розыске. И в 1965 году радиостанция «Маяк» начала трансляцию передачи «Ищу человека». В основе поиска лежали детские воспоминания. Этой работе Агния Барто посвятила девять лет жизни. Ей удалось соединить почти тысячу разрушенных войной семей. Когда программу закрыли, Агния Львовна написала повесть «Найти человека», которую опубликовали в 1968 году.

Она много бывала в детских домах, школах и пионерских лагерях, разговаривала с детишками. Барто была уверена, что именно дети обладают богатейшим внутренним миром: «Детям нужна вся гамма чувств, рождающих человечность». В течение многих лет Агния Львовна возглавляла Ассоциацию деятелей литературы и искусства для детей, была членом международного Андерсеновского жюри. Стихи Барто переведены на многие языки мира.
 
«Почти у каждого человека бывают в жизни минуты, когда он делает больше, чем может» (Агния Барто).
 

 

...Мы столпились возле бабы,
Думали – как быть?
Нам подружку ей хотя бы
Нужно раздобыть.
Мы не ели, мы не пили,
Бабу новую слепили.
Скоро стихнет звон трамвая
И взойдет луна,
Наша баба снеговая
Будет не одна.
Агния Барто

 
От Издательского дома «БиНО»
Оксана Николаевна Серебрякова
 
Содержание номера