click fraud detection

На главную >
 

Шаршаков Владимир Иванович
«Сувениры»

Здравствуйте, дорогие читатели!

Холодным январским утром в доме еще тихо и темно. Неслышно крадется под елку кот, мирно посапывают во сне дети, а на столе, еще не расставленные по своим местам, стоят, сбившись в тесный рядок, недвижные хранители душевного тепла – гостинцы с ярмарки.

Утром маленькие шумные обитатели дома проснутся и, еще не одетые, побегут смотреть, что привезли им родители, и тут настанет звездный час для этих милых, вручную сделанных вещей. В теплых детских руках оживут многочисленные, упрятанные одна в другую матрешки, запоют птички-свистульки, под их трели пустится в пляс глиняная барыня, а витязь отправится в дозор. А сколько радости, сколько неподдельного восторга будет в ребячьих глазах! И родители вздохнут и улыбнутся – угодили!

Гостинцы с ярмарки

Традиционно в середине зимы, в период Рождественских праздников, во всех уголках России разворачивают свои щедрые ряды рождественские ярмарки. Они зародились на Руси в стародавние времена, и всегда стекался туда народ – купить, продать, повеселиться или просто «на людей посмотреть, себя показать».

Слово «ярмарка» имеет польские и немецкие корни и происходит от слова Jahrmarkt, образованного сложением слов Jahr – «год» и Markt – «рынок», то есть буквально переводится как «годичный базар». Из этого определения виден периодический характер ярмарки – ее устраивали по определенным дням (обычно приурочивали к какому-либо празднику) в определенном месте (чаще всего на пересечении торговых путей), куда съезжались продавцы и покупатели со всех окрестных городов и деревень. Однако не только торгом славилась ярмарка: тут же разворачивались и различные увеселения и забавы – катания, потешные бои, выступления артистов, музыкантов, циркачей. Поэтому тянулись на ярмарку все от мала до велика – отдохнуть от трудов праведных, повстречать друзей-знакомых да гостинцев дорогим сердцу людям прикупить.

Широка была ярмарка! Помните, как у Ивана Шмелева: «Нынче здесь вся Москва. Снегу не видно, – завалено народом, черным-черно... Народу гуще. Несут вязки сухих грибов, баранки, мешки с горохом. Везут на салазках редьку и кислую капусту. Кремль уже позади, уже чернеет торгом. Доносит гул. Черно, – до Устьинского Моста, дальше... Я слышу всякие имена, всякие города России. Кружится подо мной народ, кружится голова от гула. А внизу тихая белая река, крохотные лошадки, санки, ледок зеленый, черные мужики, как куколки. А за рекой, над темными садами, – солнечный туманец тонкий, в нем колокольни-тени, с крестами в искрах, – милое мое Замоскворечье». (Шмелев И. С. Лето Господне.)

Столько милого, доброго в этом описании. Как будто в ярмарочном «райке» проносятся в голове картины. Тут и игрушки, и посуда, и всякая утварь, и изобилие угощений, и посетители ярмарки – один колоритней другого! Вот баба с детишками выбирает всем по свистульке, кому – петуха, кому – барашка или кота, и такой тут поднимается свист, такой шум, хоть убегай! А вот молодой парень выбирает подарок – платочек красивый, расшитый да с бахромою. Тут и ярмарочный балаган, и карусели, тут же работают ремесленники – скорняки, бондари, гончары. Снуют между рядами сбитенщики, и снова обращаемся к Шмелеву, лучше не напишешь: «Сбитенщики ходят, аукаются в елках: “Эй, сладкий сбитень! Калачики горячи!..” В самоварах, на долгих дужках, – сбитень. Сбитень? А такой горячий, лучше чая. С медом, с имбирем, – душисто, сладко. Стакан – копейка. Калачик мерзлый, стаканчик сбитню, толстенький такой, граненый, – пальцы жжет. На снежку, в лесу... приятно!»

Каждый на ярмарке находил себе что-то по душе. Кто-то товар свой, самолично сделанный, распродал – будет что потратить! Кто-то в балагане, в райке развлекся, на качелях-каруселях накатался, набрался положительных эмоций, отдохнул. А кто-то родным-близким гостинцев накупил, никого не забыл, всех уважил. Всего на ярмарке вдоволь – «веселые, пузатые, золотисто-серебристые хлопушки, таинственные своим “сюрпризом”; малиновые, серебряные, зеркально-сверкающие шарики из стекла и воска; звезды – хвостатые кометы, струящиеся “солнца”, рождественские херувимы, золоченые мишки и орешки; церквушки-крошки с пунцовыми святыми огоньками из-за слюды в оконце, трепетный “дождь” рождест­венский, звездная пыль небесная – елочный брильянтин, радостные морковки, зелень, зеркальные дуделки, трубы с такими завитками, неописуемо-тонкий картонаж, с грошиками из шоколада, в осып сладкой крупки, с цветным драже, всякое подражание природ... – до изумления. Помните, “детские закусочки”? И рыбки на блюдечках точеных, чуть пятака побольше, и ветчина, и язычная колбаса, и сыр с ноздрями, и икорка, и арбузик, и огурчики-зелены, и румяная стопочка блинков в сметанке, и хвостик семужий, и грудка икры зернистой, сочной, в лачку пахучем... – все точной лепки, до искушения, все пахнет красочкой... – ласковым детством пахнет» . (Шмелев И. С. Рождество в Москве.)

Ведь это так важно – порадовать близких, своим гостинцем сказать им: «Я думал о тебе, когда покупал эту вещь. Там, на ярмарке, среди гула и множества людей, я размышлял, как угодить тебе, чем порадовать, представлял, как засветятся твои глаза, когда я подарю тебе эту вещь. И я очень боялся про­гадать».

Дарите и принимайте подарки! Согревайте друг друга теплом и участием! И пусть такие слова, как «гостинцы», «торг», «раек», кажутся нам устаревшими, чем-то из позапрошлого века, но то тепло, которое они несли, традиции русского радушия, щедрости и огромной способности отдавать, одаривать и получать от этого удовольствие актуальны и в наше время, это незыблемые основы, то, на чем держатся традиции, воспитание и самые дорогие воспоминания детства. И они никуда не денутся, если мы сами будем прилежно и тщательно взращивать их в своей душе, беречь в тайниках своей памяти и передавать по цепочке своим детям, родным и просто окружающим людям. Храните это тепло. Обязательно храните!

От Издательского дома «БиНО»
Наталья Борисовна Савельева