click fraud detection


Оссовский Петр Павлович
«Пути-дороги»

Здравствуйте, дорогие читатели!

Если бы мы могли сейчас слышать музыку, хотелось бы, чтобы зазвучал уверенный, чарующий, бархатный голос американского классика XX века Фрэнка Синатры, поющего свой знаменитый хит «My way», название которого буквально переводится как «Мой путь», но по сути означает «Я делаю это по-своему». Мелодичная запоминающаяся песня хороша и без перевода, но, заинтересовавшись ее смыслом, внезапно слышишь сдержанно-гордую, искреннюю исповедь – мы отвыкли от подобных текстов, звучащих с эстрады:

«Я прожил яркую жизнь, я исходил все дороги, но важнее всего, гораздо важнее всего – я шел по СВОЕМУ пути, я все делал по-своему. Сожаления? У меня их немного – настолько, что они не заслуживают упоминания. Я делал то, что должен был делать, и я всегда понимал истинное значение происходящего. Я планировал каждый жизненный маршрут, каждый верный шаг по кратчайшему пути к цели, но что гораздо важнее – так это то, что это был МОЙ путь, я все делал по-своему».

Вроде бы все просто. Все всё делают по-своему. Но, внимательно вчитавшись, каждый ли может сказать: да, это как у меня, это и обо мне сказано?

Пути-дороги

Пустая дорога, чистый горизонт, открытый шлагбаум, зеленый свет – твой путь свободен! Сизая мгла скрывает небо, но не может затмить солнце – оно спасительным маячком сияет сквозь дымку неизвестности, маня и утешая. Образ, знакомый каждому путешественнику, приобретает в картине напряжение выбора не просто нужной дороги, а жизненного пути. Тишина пронизана легкой тревогой – время выбора ограниченно, шлагбаум закроется, пропуская невидимый поезд, и будут доступны совсем другие пути.

Это очень личностная, «одинокая» и сильная картина. Ее автору удалось проложить свой путь, оставить значимый след в искусстве, его ясный, лаконичный, иконографически выверенный стиль искусствоведы назвали «суровым» – за мужественно-сдержанную, «немногословную» по форме, но глубокую по смыслу живопись.

Почти лишенная цвета и развития сюжета, эта работа художника на самом деле полна внутренней динамики и драматизма. Не надо опасаться слова «драматизм»: «драма» по-гречески – просто «действие». Так вот в этой картине на самом деле движется и меняется все – и облачная завеса, размывающая нимб света, и «закадровый» поезд, приближающийся к переезду, и готовые к сигналу шлагбаум и семафор, а самое главное – зритель, являющийся героем картины, персонажем скрытого действия. Глядя на картину, внезапно понимаешь: это тебе подмигивает солнце сквозь стирающую его серость, это ты на дороге к сияющему желтой полоской горизонту. Это твой горизонт, твоя дорога, ТВОЙ путь.

Сумрачно на пути? Но и будущее непрозрачно, туманно. Его еще нет, оно создается сейчас, в момент выбора: по какой дороге, когда и как пойти. И шлагбаум – в помощь, как предостережение, повод приостановиться и изучить обстановку. Зато за туманом всегда солнечно, и зеленый на этом пути горит всегда – ведь это путь сердца.

Тот, кто идет по своему пути, знает об этом. Того, кто только жаждет обрести свой путь, это и манит, и пугает – ведь теперь управлять движением придется самому, не кивая на стрелочника. Свой путь – это ответственность, здесь все зависит только от своих решений, а не от окружения. Свой путь – это свобода и радость, это возможность всего – как в детстве, когда ты не знаешь, что именно произойдет завтра, но уверен, что все будет здорово.

Чтобы пойти по своему пути, нужны уверенность, решительность и определенная доля смелости, но становятся на него не те, кто не боится, а те, кто знает: есть что-то более важное, чем страх. Ведь истинное счастье возможно только здесь – на своем пути. В других местах оно не водится. И здесь всегда горит зеленый.

От Издательского дома «БиНО»
Анна Владимировна Щетинина

На главную >