click fraud detection

На главную >
 

Каплан Марк Яковлевич
«Окно мастерской»

Здравствуйте, дорогие читатели!

Вы когда-нибудь бывали в мастерской художника? О, это удивительное место. Какой бы она ни была – маленькой или большой, в столице или маленьком городе, знаменит или безвестен художник, – в атмосфере любой мастерской неизменно чувствуется вдохновение и волшебство, туда охотно забредают на огонек знакомые и незнакомые, чтобы поглазеть, поговорить, а то и засидеться до утра за душевными беседами.

Почему? Да потому, что помимо того, что интересен и гостеприимен ее хозяин, мастерская – это свобода и возможности. Свобода от бессмысленной ограниченности человеческих жилищ, рассчитанных только на еду, просмотр телевизора и сон, и возможность делать все, что только душа пожелает, не боясь испачкать-испортить-сломать драгоценное содержимое этих самых жилищ, хранящих нас, как мумии в многоэтажных склепах.

Окно мастерской

Гипсовые слепки – для работы и гармонии; драпировки, сосуды, засушенные и свежие цветы и плоды – для натюрмортов и красоты; множество удивительных предметов неизвестного назначения – для вдохновения и антуража; осветительные приборы и задники для натурщиков и фотосъемки; книги по искусству и анатомии, мольберты, холсты, подрамники, кисти, краски, пачки эскизов, папки с графикой; инструменты и материалы для того, чтобы что-нибудь вырезать, вылепить, сбить, сострогать, выточить, задуть, спаять...

Мастерская – это пространство для экспериментов, место Силы. Это место, где ее хозяин счастлив. Где он полностью отдается своему делу, постоянно сталкиваясь и справляясь с трудностями, решая новые задачи, где он поднимается на высшие уровни, стремясь к вершинам в самом себе.

Это место, где художник преодолевает страх неудач и ставит себе высокие и труднодостижимые цели – найти язык для выражения своего «Я», побороться с титанами истории искусства, а то и превзойти их, даже если это никому не видимое, личное «сражение». Мы же, стиснутые в своем стандартно, «как у людей», обставленном жилище на диване между шкафом и новенькой плазмой, купленными в кредит, умираем от скуки и бессмыс­ленности бытия, сражаемся разве что с домашними, котом и соседкой и тихо завидуем тем, кому в этой жизни повезло больше.

В понятие «повезло» каждый вкладывает свой смысл, но чаще всего это значит, что мы завидуем тем, кто получает больше денег, путешествует, имеет свое дело, делает красивые вещи и раздражает нас этим, выкладывая в соцсетях невыносимые фотографии о прекрасных, недостижимых для нас странах и волшебных, каждый раз новых сделанных пред­метах.

И ведь хорошо, что раздражает! Это значит, что хочется большего, а если очень хочется – непременно найдутся способы достичь этого большего, пусть даже маленькими шажками. Да, мы почти разучились очень хотеть, ведь нас с детства учили: «Береженого Бог бережет», «Думай о хорошем, но рассчитывай на худшее» и т. д. В общем, сиди и не дергайся: даже синица в руке – это негигиенично и ненадежно, что уж говорить о журавлях в небе; раз клюнет – мало не покажется.

Родители боялись за нас и пугали жизнью, теперь мы так же пугаем своих детей, завидуя тем... кто не послушался своих родителей и таки рискнул, погнавшись за своим журавлем. Потому что прежде чем стать объектом зависти, нужно рискнуть вырваться из «зоны комфорта», преодолеть страх ошибиться и не справиться, превратить свои ошибки в ступеньки наверх и не сдаваться, несмотря ни на что.

 

Художники – один из примеров такого «рискованного», но счастливого пути. Никто не гарантирует художнику мирового признания и успеха, даже если он будет лучше многих. Но счастье пребывания на Своем Месте он имеет, и если завидует, то так, как писал Маяковский о любви: «Любить – это с простынь, бессонницей рваных, срываться, ревнуя к Копернику, его, а не мужа Марьи Иванны, считая своим соперником».

 

Можно подглядывать в окно чьей-то «мастерской», завидовать и жалеть, что жизнь проходит мимо и кому-то везет больше, а можно открыть дверь в Свою – у каждого, мне кажется, должна быть мастерская! Мастерская Души, где позволено все, в чем мы привыкли себе отказывать, где можно отдаваться без остатка милым делам. Если это место – пусть уголок, пусть пятачок – место творчества и самовыражения; если «нет места, нет денег, не знаю, что хочу» – стоит обратить внимание: о чем мечтается-то больше всего, чему завидуется? В конце концов, это может быть виртуальное убежище.

Ведь чем хороша мастерская? Это абсолютно универсальное место личной свободы, где можно создавать новое и чинить старое, учиться самому и учить других, общаться с единомышленниками, менять и меняться. Тут тебе и дело, и досуг, и хобби, и отношения, и развитие, нет только скуки и бессмыс­ленности. А значимости придает то, что ты вносишь личный вклад в этот мир – хотя бы тем, что становишься счастливее, а значит, делаешь счастливее своих близких, а они в свою очередь – свое окружение, и так далее.

 

Величайший труженик, один из гениев эпохи Возрождения, скульптор, архитектор, художник и поэт Микеланджело Буонаротти, который, как и другой гений – Леонардо да Винчи, всю свою долгую (и, как нам наивно кажется, завидную) жизнь боролся с личной несвободой и властью сильных мира сего, оставил такую мысль: «Главной опасностью для большинства из нас является не то, что мы ставим перед собой слишком трудные цели и не достигаем их, а то, что ставим перед собой слишком легкие цели – и достигаем их».

 

Новый телевизор уже есть, легкая цель достигнута. Но если от этого не становишься счастливее...

От Издательского дома «БиНО»
Анна Владимировна Щетинина