click fraud detection

На главную >
 

Дейнеко Ольга Константиновна
«Праздничный вечер»

Здравствуйте, дорогие читатели!

Предновогодний вечер – это волшебный и волнующий праздник предвкушения праздника. Бодрящий искрящийся морозный воздух, в котором непременно чувствуется наш поэтически-традиционный «запах водки, хвои и трески, мандаринов, корицы и яблок» *; яркие гирлянды разноцветного света; радостная, звенящая бубенчиками детства, музыка; тысячи светящихся окон, за каждым из которых – веселая суматоха; и редкое вос­торженное ощущение человеческого единства. Потому что все, абсолютно все вокруг заняты одним прекрасным делом – подготовкой к радости, и что особенно ценно – каждый готовит радость для другого, отчего она становится всеобъемлющей, настоящей.

Праздничный вечер

Ожидание Нового года – светлое время предчувствия чуда и ностальгической детской веры в счастье. Каждую минутку радостной возни с любовно подобранными подарками, каждый взгляд на мордашки изнывающей от нетерпения малышни, каждый ракурс посверкивающей гирляндами и игрушками елки хочется запомнить, утащить в теплые недра доброй памяти, чтобы иногда забираться туда и уютно перебирать картинки и ощущения. А выбежав в сумерках из жаркого веселого дома за хлебом для праздничного стола, вдохнуть обжигающей свежести с холодком снежинок и почувствовать всем существом – ну жизнь же прекрасна! Прекрасны заснеженные дворы и бульвары, пустынные, потому что все пешеходы – дома. Прекрасны сияющие всеми цветами окна, потому что в каждом доме – праздник. И удивительно, что эту атмосферу кануна всеобщего праздника можно передать без слов, картинкой – простым, но очень притягательным пейзажем. Несомненная удача художника, когда получается воссоздать нематериальный образ – впечатление, пользуясь вполне материальными красками и правильными соотношениями тона, цвета и объема. Ведь творчество основано не на воображении, а на реальности, только особой реальности – сконцентрированной, точно подмеченной или вымышленной. В «кадре» абсолютно реального, точно подмеченного мира картины нет ни атрибутов праздника, ни людей (за исключением пары условных силуэтов запоздавших пассажиров автобуса), но есть волшебство подлинности, вызывающее даже легкую зависть ко всем невидимым жителям этого мира, тепло и уютно празднующим за разноцветными занавесками.

И тут волшебство искусства являет еще одну грань для зрителя. Что же, собственно, происходит? Вот выбежал ты перед грядущим долгим застольем на улицу, вдохнул морозца, остановился, смотришь. Весь народ – там, за окнами, со своими жизнями, радостями и проблемами, или едет куда-то, где ждут, а ты – тут, один. А Новый год-то обычно у нас не просто праздник, а еще и точка отсчета, мерило роста и достижений – как дверной косяк, на котором в детстве делались пометки. Становишься пяточками, спиной и затылком к косяку, чувствуешь, как, скользнув по волосам, скребет по дереву карандаш, отмечая, насколько ты стал выше. И ты, хоть и знаешь, что вырос, – в детстве это обычное дело, – но еще незаметно для старших стараешься приподнять пятки, вытянуть шею, чтоб стать еще выше, хоть чуточку. Пока не получаешь подзатыльник и, прижатый сверху строгим карандашом, смиряешься – все равно же вырос и еще вырасту. Я еще так вырасту – вы все тут за­ахаете.

Куда девается эта счастливая и прекрасная самонадеянность детства, и когда она превращается из горячего желания роста и изменений в страх?.. Ведь взрослые уже почти поголовно боятся своего «дверного косяка», потому что для отметок личностного и прочего роста чаще всего можно обойтись и плинтусом.

В детстве, когда природа отвечала за рост, а близкие – за исполнение желаний, было, конечно, проще. Но эти же близкие, изо всех сил играя в Деда Мороза для своего ребенка, его же учили тому, что «чудес не бывает», «верить надо в хорошее, но готовиться к худшему», реалистично только негативное, а позитивное – дело случая, исключение. Как тут не впитать этой «народной мудрости» настолько, что не захочется ни изменений, ни роста – опасно это все, Бог знает, к чему приведет.

И вот стоишь под низким зимним небом, подсвеченным праздничной иллюминацией, один на один с собой, и думаешь. Можно, глядя на яркие освещенные окна, чувствовать грусть оттого, что у них всех там, за окнами, до невозможности весело, чудесно и благополучно, а ты чужой для всех этих интересных, успешных людей, и их двери закрыты, а окна занавешены от тебя. Ты можешь только подсматривать в щелочку за тем, как, черт возьми, красиво и счастливо кто-то живет. Конечно, и у тебя, в общем, все – ничего так, нормально вполне... Но почему-то пронзительно колется что-то в душе неудовлетворенностью, от этого – завистью, и раздражает, и печалит. Ну да ладно, за хлебом так за хлебом. Не всем же в жизни везет, кому-то дано, а кому-то нет. Вот мне – нет, чудес не бывает, ну и так далее, по списку наставлений из детства.

А можно и по-другому. Вот стоишь ты на улице один, весь из себя такой... Дед Мороз! Твоя работа, твое призвание – давать, а не брать, и ты не ждешь ничего от природы/судьбы/людей, а сам раздаешь дары, которых ждут. Что тогда за всеми этими окнами? Правильно – возможности. Много возможностей. И ты смотришь на тот же самый мир с энтузиазмом и ощущением переполняющей силы: сколько ж можно добра сделать-то, какое поприще, какое поле деятельности – жизни не хватит!

И от того, как КТО мы смотрим на картину, мы и видим, и чувствуем совершенно разное – либо это болезненная грусть, мрачная отстраненность и воспоминания о несделанном и непрожитом, либо теплая человеческая сопричастность, ощущение чудесной игры длиною в жизнь, радостного предвкушения праздника и открытий каждого дня.

Прямо психологический тест, а не картина. Так что если вам грустно при взгляде на нее и праздник не радует, пора что-то менять. Выбросить уже из дома и из головы все лишнее, отжившее, мешающее. Научиться прописывать и прорисовывать свою жизнь так же ответственно и продуманно, как список покупок или заявление и договор, решиться жить не по инерции и не по кругу, а по тому вектору, куда стремится душа. Превращать проблемы в задачи и решать их по мере поступления. И делать зарубки на косяке. Специалисты считают, что срок длиною в год, которым мы отмеряем свое бытие от одного Нового года до другого, вполне психологически оправдан. Если в течение года не произошло качественных изменений – надо признаться в самообмане и действовать более честно и быстро. Вариантов нет – или мы в своем развитии повторяем свое ближайшее окружение, или, если это нас не устраивает и хочется большего, приходится создавать себя заново. Нельзя ведь рассчитывать на перемены, продолжая изо дня в день делать одно и то же: «Сегодня – это то, что ты делал и мыслил вчера, а завтра – это то, что ты делаешь и мыслишь сегодня».

Ожидание Нового года – светлое время предчувствия чудес и веры в счастье. Хорошая новость в том, что и счастье, и радость, и чудо всегда с нами, а не только в праздники, надо просто научиться их распознавать в суете бытия и использовать как энергию для движения. Зарубки на дверном косяке посверкивают свежими гранями – мы много работали в этом году и многое удалось. И если цели были выбраны правильно, по пути к ним мы узнали, что можем намного больше, чем привыкли о себе думать. А если неправильно – мы вольны их изменить, уточнить курс. Ведь «главную цель жизни» и призвание просто так не найдешь и не выдумаешь – они становятся различимы в пути, на подъеме, как вершины горной гряды при восхождении. Главное, чтобы намерения, мысли и действия совпадали, выстраивая этот единый путь. Но основной секрет успеха в другом: все мы ответственны, исполнительны и выполняем свои обещания, данные другим, а вот успешным становится тот, кто прежде всего выполняет обещания, данные самому себе. Начните выполнять свои обещания себе. Это и будет самым большим новогодним чудом. С праздником!

* Из стихотворения И. А. Бродского «24 декабря 1971 года. В Рождество все немного волхвы...»

От Издательского дома «БиНО»
Анна Владимировна Щетинина