click fraud detection


Богданов Анатолий Иванович
Без названия («Маскарад»)

Здравствуйте, дорогие читатели!

«Начало весны ознаменовалось повышенной покупательской активностью. В канун Международного женского дня мужчины всех возрастов с энтузиазмом и воодушевлением выбирают подарки для женщин», – возможно, так в советских хрониках прокомментировали бы новость о приближающемся празднике 8 Марта. А потом под звуки бравурной музыки пошел бы крупный план с чередой улыбающихся и вполне счастливых лиц: кто-то важно несет под мышкой шоколадные конфеты с явно читаемыми буквами «Ассорти» на коробке, кто-то пытается почувствовать запах духов через запечатанную ярко-красную коробочку с бело-золотыми перекрещивающимися линиями – «Красная Москва». А здесь лица совсем не видно – его закрывает огромный сверток, из которого в разные стороны торчат порционно упакованные в целлофан худенькие веточки мимозы, – зато хватит на весь коллектив. И хотя нам не показали длинные очереди, предшествовавшие покупке этих вожделенных подарков (а по-другому во времена дефицита и быть не могло), – никаких сомнений в искренности этих улыбок у нас не возникло. Хорошее, доброе, улыбчивое ретро, когда подарок всем доставлял удовольствие: и тому, кто его получал, и тому, кто его добывал в буквальном смысле слова.

Так почему же сейчас, когда «женские» прилавки ломятся от товаров на любой вкус и любой кошелек, многочисленные телекамеры современных каналов выхватывают из предпраздничного шопинга мужские лица, полные такой одинаковой безысходности и тоски, что возникает стойкое ощущение, что все они в масках с одного конвейера – масках вечно страдающего Пьеро? Куда же подевались восьмимартовские мужские улыбки – улыбки удачливых охотников, возвращающихся к очагу с добычей: немного усталые, слегка снисходительные, сдержанно-гордые и чувственно-предвкушающие? Неужели закрылись все фабрики по производству улыбчивых масок? А может, утки в этом году прилетели не той породы или очаг погас? Да нет, скорее всего, от этого товарного изобилия у мужчин просто пропал охотничий азарт. Действительно, какой вообще смысл в этой охоте, если холодильники и без того забиты дичью, а шкафы ломятся от шкур. А может, они наконец-то догадались, чего все-таки хочет женщина, и поняли, что ни в каком магазине и ни за какие деньги этого не купить?

Чего хочет женщина

«Женщина – музыка.
Женщина – свет»
К. Д. Бальмонт

Она недолюбливала этот праздник – для нее он всегда был каким-то искусственным, а оттого неприкаянным. Когда-то много лет назад потеряв свой революционно-митинговый окрас, он так и не приобрел нового, и в результате из Дня международной солидарности женщин в борьбе за экономическое, социальное и политическое равноправие (однако, содержательное было название) превратился в праздник по половому признаку – Международный женский день 8 Марта. (Ну ей-богу, как строчка в расписании работы общественной бани, только еще черточку поставить перед восьмеркой.) Ей было обидно, что в этот день всех представительниц прекрасной половины причесали под одну гребенку: и тонкие детсадовские косички, и подростково-студенческие «ирокезы», и романтические кудряшки, и независимые каре, и сдержанные пучки.

Еще ей было жаль мужчин, которые сбивались с ног, а больше с ума в поисках подарков для этой всевозрастной женской армады: жены, дочери, матери, тещи, коллеги по работе, «нужные люди», врачи, учителя... Какие уж тут улыбки – не начали бы поминать всех особ женского пола от Евы до Клары характерным все обобщающим словом.

Она смеялась сквозь слезы, когда видела сцены из ежегодно даваемого календарно-принудительного спектакля о мужской учтивости с шаблонными любезностями и поздравлениями, галантно-услужливыми открываниями дверей, зелеными коридорами при входе в общественный транспорт, опереточными куплетами в апофеозе корпоративного праздничного застолья: «Без женщин жить нельзя на свете, нет!»

Ей хотелось возмущаться, размахивать флагом, лезть на баррикады и громко кричать: «Несогласная я! Не хочу быть банькой для тазиков, рыбкой для глазиков, дверцей для ключиков и даже солнцем для лучиков!» Но вместо этого она традиционно чистила перышки, украшала себя легкомысленными аксессуарами и, спрятав глаза под непроницаемыми темными очками, пускалась в легкомысленный ромашковый пляс под чью-то дежурную восьмимартовскую дудочку.

Стоп! Что-то стенания затянулись. Зачем опять лезть на баррикады? За какое право теперь? За право быть любимыми не только раз году? За право на эксклюзивность и неповторимость? За право быть богинями? Но ведь эти права у нас никто и не отнимал. «Ты – женщина, и этим ты права», – сказал поэт более ста лет назад. Так в чем же дело? Ах, не закреплено законом, не прописано в Конституции. Но духовные печати будут посерьезнее конституционных – они из банка вечных ценностей. А может быть, правда в том, что и в Конституции, и в жизни права неотделимы от обязанностей, и, чтобы иметь право каждый день из года в год слушать молитвы в свою честь, нужно и свои обязанности, и свое естество, и свое предназначение довести до божественного совершенства? И когда между правами и обязанностями наконец-то возникнет компромисс, маски обязательно спадут, обнажая истинные чувства, и они будут прекрасны, как цветы, как музыка, как свет, как сонет женщине.

Ты – женщина, ты – книга между книг,
Ты – свернутый, запечатленный свиток;
В его строках и дум и слов избыток,
В его листах безумен каждый миг.

Ты – женщина, ты – ведьмовский напиток!
Он жжет огнем, едва в уста проник;
Но пьющий пламя подавляет крик
И славословит бешено средь пыток.

Ты – женщина, и этим ты права.
От века убрана короной звездной,
Ты – в наших безднах образ божества!

Мы для тебя влечем ярем железный,
Тебе мы служим, тверди гор дробя,
И молимся – от века – на тебя!

(В. Я. Брюсов, «Женщине», 1899 г.)

А праздник? А праздник никто не отменял, все как всегда. Весеннее солнце играет на перламутровых губах, ветреный танец ерошит рыжие локоны, маски одна круче другой сражаются за право погадать на ромашках – «картина маслом». А что? Ведь неизвестно, когда еще права и обязанности договорятся между собой и откроют путь в голубой Эльдорадо, где можно будет утонуть в блаженной истоме и безумной любви уже навсегда.

От Издательского дома «БиНО»
Галина Леонидовна Караваева

На главную >